Главная » Новости » «Роснефть» поставит новым акционерам до 55 млн т нефти

«Роснефть» поставит новым акционерам до 55 млн т нефти


Фото: Reuters/Pixstream

Совместное предприятие трейдера Glencore и катарского инвестфонда QIA, которые приобрели 19,5% «Роснефти», заключило пятилетний контракт на закупку у российской компании до 11 млн т нефти ежегодно. При нынешних ценах стоимость законтрактованной нефти составляет более $20 млрд

«Роснефть» объявила о заключении пятилетнего договора на поставку нефти с британской QHG Trading LLP, принадлежащей швейцарскому сырьевому трейдеру Glencore и катарскому инвестиционному фонду QIA. Glencore сообщила о завершении сделки по покупке 19,5% «Роснефти» неделю назад, 3 января.

Согласно условиям договора, каждый год QHG Trading сможет получать от 4,5 млн до 11 млн т нефти, а общий объем поставок на протяжении пяти лет составит от 22,5 млн до 55 млн т. Предельный объем сырья, который может поставить «Роснефть», соответствует цифре, указанной 10 декабря в пресс-релизе Glencore, посвященном участию в приватизации «Роснефти» (.pdf). Тогда Glencore заявляла, что одним из условий сделки по вхождению в капитал российской компании является новое соглашение off-take, по которому сбытово-логистический бизнес Glencore получит доступ к 220 тыс. барр. в день (эквивалентно 11 млн т в год). Но из сообщения «Роснефти» теперь следует, что 11 млн т — это верхняя граница контрактных объемов, которая может быть поставлена по желанию «Роснефти» (опцион).

Кроме того, изначально предполагалось, что контракт будет заключен только с Glencore, однако трейдинговая структура QHG Trading, зарегистрированная в Великобритании 5 декабря в форме партнерства с ограниченной ответственностью (LLP), в конце 2016 года получила в партнеры компанию Qatar Holding — подразделение катарского фонда QIA, следует из данных британского официального реестра компаний, с которыми ознакомился РБК. Представитель Glencore пока не ответил на вопрос РБК о том, будут ли участники консорциума, купившие 19,5% акций «Роснефти» (Glencore и QIA), делить поровну прибыль от торговли нефтью «Роснефти». Пресс-служба «Роснефти» также пока не ответила на запрос РБК.

Маржа до 3%

В сообщении «Роснефти» отмечается, что в денежном выражении размер сделки не определен, так как стоимость каждой партии поставляемой в течение пяти лет нефти будет зависеть от существующих на рынке цен. Если исходить из нынешней цены барреля Urals (примерно $52), то общая стоимость поставок за пять лет может составить от $8,5 млрд до $21 млрд. В подобных соглашениях off-take цена, которую платит за объемы трейдер, обычно привязана к рыночным ценам и дифференциалу, за счет которого трейдер может реализовать прибыль, пишет профессор финансов Хьюстонского университета Крэйг Пирронг в классической работе «Экономика сырьевых трейдеров» (.pdf). Маржа прибыли для Glencore в сделке с «Роснефтью» составит около 3% от стоимости нефти, говорил РБК Пирронг в декабре 2016 года. То есть QHG Trading может зарабатывать на этом контракте около $125 млн в год исходя из текущих цен на нефть.

QHG Trading — одно из трех партнерств с ограниченной ответственностью (LLP) , созданных структурами Glencore вместе с Qatar Holding в Англии в ходе приватизации 19,5% «Роснефти». Предложение о заключении с QHG Trading сделок на поставку нефти и нефтепродуктов было одобрено советом директоров «Роснефти» еще 7 декабря 2016 года, в преддверии продажи консорциуму акций российской компании.

Другой обычной характеристикой соглашений off-take является предоплата поставщику со стороны трейдера фактически под залог контрактных объемов нефти, отмечает Пирронг. Но неизвестно, предусмотрена ли контрактом «Роснефти» и QHG Trading предоплата. На условиях предоплаты заключался действующий контракт «Роснефти» с Glencore от 2013 года — «Роснефть» получала миллиарды долларов авансом. Аналогичные сделки «Роснефть» заключала и с другими трейдерами, например, Vitol и Trafigura, хотя западные секторальные санкции с 2014 года существенно ограничили сроки погашения авансов, отмечало агентство Reuters. Представитель Glencore и пресс-служба «Роснефти» пока не ответили на вопросы РБК.

Glencore подбирается к Trafigura

Glencore уже является одним из основных покупателей сырья «Роснефти», сказал РБК вице-президент международного ценового агентства Argus по нефти и нефтепродуктам в России, странах СНГ и Балтии Виктор Парно. В 2013 году компании подписали пятилетний контракт по поставкам Urals в размере до 46,9 млн т (до 9,38 млн т в год), говорилось в пресс-релизе «Роснефти».

В 2016 году, по предварительным оценкам Argus, Glencore приобрела у «Роснефти» 9,6 млн т Urals. В 2015 году объем закупок Glencore у «Роснефти» составил 8 млн т, а в 2014 году — 6,7 млн т, говорит Парно. В декабре 2016 года Financial Times сообщала, что Glencore заинтересована в продлении действующего контракта, истекающего в 2017 году.

По итогам 2016 года «Роснефть» добыла около 190 млн т нефти, то есть на закупки Glencore пришлось около 5%.

Если предположить, что на Glencore будет приходиться половина реализуемой через QHG Trading нефти (доли Glencore и QIA в консорциуме — 50 на 50), и прибавить объемы по действующему контракту, получится, что Glencore, начиная с 1 января 2017 года, будет экспортировать 11,6–14,9 млн т сырья «Роснефти» в год. «Это меньше, чем объемы экспорта другого трейдера, сотрудничающего с «Роснефтью», — Trafigura, но больше, чем поставки трейдеру Vitol», — рассуждает Парно.

По итогам 2016 года, как ожидается, именно Trafigura выйдет на первое место по объему закупок российской нефти: суммарно около 23,5 млн т, включая почти 20 млн т от «Роснефти», отмечает эксперт. «При этом «Роснефть» воспринимает Trafigura как стратегического партнера и, по данным наших источников, российская компания намерена эти отношения сохранить. Скорее всего, в результате сделки у «Роснефти» появится второй крупный трейдер — Glencore, но не в ущерб отношениям с Trafigura», — заключает Парно. Также в марте 2013 года «Роснефть» заключила с Vitol пятилетний контракт на поставку 20,1 млн т нефти (4,02 млн т в год).

«Роснефть» объявила о продаже Glencore и QIA 19,5% акций компании, принадлежавших «Роснефтегазу», 7 декабря 2016 года. Сумма сделки составила €10,2 млрд (692 млрд руб. по курсу ЦБ на 6 декабря). 16 декабря главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин доложил президенту Владимиру Путину, что все средства от продажи этих акций перечислены в федеральный бюджет. 3 января 2017 года Glencore объявила о закрытии сделки. 4 января «Роснефтегаз», у которого остается чуть более 50% акций «Роснефти», сообщил о «завершении всех корпоративных и технических процедур закрытия и расчетов», указав, что эти процедуры потребовали подготовки более 50 документов и соглашений, заключенных более чем в пяти юрисдикциях.

Роль Катара

Возможно, QHG Trading будет продавать объемы нефти, выбранные у «Роснефти», Glencore, которая уже будет ее перепродавать конечным потребителям, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. В этом случае в рамках СП Катар, входящий в ОПЕК (хотя и не находящийся там на первых ролях), сможет зарабатывать на торговле российской нефтью, если QHG Trading будет получать комиссию от операций с сырьем «Роснефти» и выплачивать дивиденды своим учредителям, добавляет он.

Подобные случаи, когда член ОПЕК зарабатывает на торговле нефтью страны, не входящей в картель, единичны, обычно речь идет о своповых операциях: одна компания или страна поставляет нефть другой в одном регионе и взамен получает сырье в другом регионе. Так, сама же «Роснефть» минувшим летом договорилась о встречных поставках нефти и нефтепродуктов с PDVSA из Венесуэлы (входит в ОПЕК), она также хочет использовать венесуэльскую нефть на своем индийском НПЗ.

Для Катара подобные контракты (по перепродаже нефти из России) — это незначительный дополнительный заработок, для Glencore — основной бизнес. «Роснефть» же, получившая право торговать нефтью из Венесуэлы, таким образом расширяет рынки присутствия и диверсифицируется.

Катар сыграл центральную роль в том, что Россия согласилась поддержать коллективное сокращение нефтедобычи в соответствии с договоренностями ОПЕК 30 ноября, отмечали в декабре аналитики Reuters Breakingviews. При этом у двух стран, которые соперничают за влияние на Ближнем Востоке, часто возникают политические разногласия, обе также конкурируют на глобальном газовом рынке.

При участии Людмилы Подобедовой 

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*