Главная » Бизнес » Российские компании в 2017 году банкротились на 8% чаще

Российские компании в 2017 году банкротились на 8% чаще


Москва. 12 января. INTERFAX.RU — Количество банкротств российских компаний в 2017 году достигло 13577, увеличившись по сравнению с 2016 годом на 7,7%, следует из уточненных данных «Федресурса» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, bankrot.fedresurs.ru). При этом в последнем квартале прошлого года произошел всплеск: несостоятельными стали 3875 компаний, что на 14,6% больше, чем за тот же период 2016 года.

Ежемесячное количество новых банкротств в конце 2017 года обновило восьмилетний максимум, говорится в исследовании Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Интенсификация несостоятельности объясняется затяжным характером экономического кризиса в РФ, особенно в секторах, ориентированных на инвестиционный спрос, дефляцией в ряде сегментов экономики, сопровождающейся снижением прибыли, а также сложностями с рефинансированием из-за высокой ставки по кредитам банков, говорил ранее «Интерфаксу» замгендиректора, руководитель направления реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников.

Наиболее существенный прирост числа компаний-банкротов в 2017 году зафиксирован в Татарстане (469, +43%), Москве (2541, +22%) и Башкирии (341, +20%), при этом на столицу приходится практически одна пятая часть всех случаев несостоятельности в стране (19%). В Санкт-Петербурге в 2017 году банкротами признаны 732 компании (5% от общего количества в стране), в Московской области — 685 (5%), в Свердловской области — 447, в Краснодарском крае — 356, в Башкирии — 341 (доля каждого из этих регионов — около 3%).

Среди банкротов 2017 года — 30 субъектов естественных монополий, 12 стратегических предприятий, в том числе московские КБ полупроводникового машиностроения и Государственный проектно-изыскательский институт земельно-кадастровых съемок имени Поповича, а также одна градообразующая организация — АО «Шахта «Заречная» (Кемеровская область).

Кредиторы получают все меньше

«Эффективность банкротства для кредиторов снижается, в 2017 году они получили порядка 5,5% включенных в реестр требований, — говорит руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин, — в 2016 году им вернули 6% требований в реестре».

Решению этой проблемы может способствовать расширение полномочий арбитражных управляющих. Председатель совета Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) Дмитрий Скрипичников сказал «Интерфаксу», что в настоящий момент обсуждается законопроект, который наделяет управляющих дополнительными полномочиями по розыску и возврату имущества должников, в том числе выведенного в преддверии банкротства. В случае принятия этого закона эффективность банкротства для конкурсных кредиторов возрастет, считает Скрипичников.

Проблема зачастую в плачевном состоянии компаний, которые входят в банкротство. 48% должников, не заплативших кредиторам, не имели имущества уже по данным инвентаризации, а по данным оценки его не было у 67% неплательщиков, следует из данных «Федресурса».

Более того, компании-должники и их владельцы сами к этому стремятся. «Длительная неустойчивость экономики, малые стимулы к развитию со стороны государства приводят к тому, что бизнес выводит деньги через банкротство с использованием серых схем, фиктивного и преднамеренного банкротства, которые трудно доказуемы», — говорит доцент кафедры финансового менеджмента факультета госуправления МГУ Ольга Львова. В 2017 году, например, арбитражные управляющие опубликовали в «Федресурсе» только 1636 заключений о наличии признаков преднамеренного банкротства, тогда как об их отсутствии речь идет в 18291 документе. Еще 4447 заключений говорят о том, что информации для того или иного вывода недостаточно.

Несмотря на то, что удовлетворяется лишь малая доля требований кредиторов, именно они чаще всего выступают инициаторами банкротства — в 79% дел, по которым управляющие предоставили в «Федресурс» данные в 2017 году. Должники выступили инициаторами в 9% дел о банкротстве, налоговая служба — в 10%, работники — в 1% дел.

Между тем арбитражные управляющие все чаще пытаются оспорить сделки должников, заключенные во вред кредиторам. Количество принятых судами заявлений на этот счет в 2017 году превысило 7 тыс., увеличившись на 27% к 2016 году. Немного выросла и доля успешных действий управляющих в этой сфере: в 2017 году удовлетворено 42% их заявлений по сделкам, тогда как в 2016 году — 41%.

А вот удельный вес обоснованных претензий к самим арбитражным управляющим снизился. В 2017 году суды удовлетворили 23% таких жалоб по сравнению с 25% в 2016 году. При этом само их число увеличилось примерно так же, как и число банкротств — на 8% до 4,4 тыс. 2016 году.

Реабилитационные процедуры не работают

Реабилитационные процедуры (финансовое оздоровление и внешнее управление) по-прежнему не распространены. В 2017 году они были применены к 396 компаниям, это 2% от общего числа введенных судами процедур (такая же доля была и в 2016 году).

«Антикризисное управление не развито: мало кто владеет тонкими финансово-экономическими технологиями восстановления бизнеса, рыночные механизмы получения дополнительного финансирования не всегда доступны для среднего и малого бизнеса, а высокая скорость обесценивания долгов не позволяет долго ждать их возвращения, процедура становится невыгодной кредиторам», — говорит Львова.

Для восстановления платежеспособности должна быть экономическая мотивация, соответствующие полномочия у арбитражных управляющих, кредиторов и суда, отмечает Скрипичников. По его словам, нужно создавать стимулы для того, чтобы выбор процедуры восстановления платежеспособности был выгоден.

«Реабилитационные процедуры имело бы смысл применять только к должникам в относительно неплохом состоянии», — говорит Юхнин. К ним можно условно отнести тех, у кого при входе в банкротство есть имущество. Реабилитационные процедуры могли бы помочь части этих компаний сохранить бизнес и расплатиться с кредиторами, считает руководитель «Федресурса».

Доходы управляющих снижаются

Размер вознаграждений арбитражных управляющих в 2017 году снизился на 11% к 2016 году — до 176 тыс. рублей в среднем на одно дело.

В перспективе система этих выплат, кстати, может поменяться. По словам Скрипичникова, законопроект, который готовит РССОАУ, предлагает, в частности, ввести фиксированную сумму расходов на сопровождение каждой процедуры банкротства, которая была бы привязана, среди прочего, к размеру бизнеса должника и не зависела от длительности процедуры.

В нее предлагается включать вознаграждение арбитражного управляющего, сказал глава РССОАУ. Кроме того, рассматривается возможность выплачивать управляющему проценты за удовлетворение не только реестровых требований за счет реализации имущества, как сейчас, но и текущих. Минэкономразвития поддерживает этот подход.

Число банкротств имеет шанс еще вырасти

Планов обратиться в суд с заявлением о банкротстве со стороны должников и кредиторов пока не так много. В «Федресурсе» в 2017 году опубликовано 3727 сообщений на этот счет, на 1% меньше, чем годом ранее. Впрочем, с начала текущего года их число должно существенно вырасти — если до 1 января эти сообщения публиковали только должники и кредитные организации, то теперь это обязаны делать все кредиторы.

Между тем судебная статистика дает основания предположить, что в 2018 году банкротств может быть еще больше. В прошлом году наблюдение было введено в отношении 11517 компаний, это на 9,4% больше, чем в 2016-м. С учетом того, что наблюдение в большинстве случаев завершается переходом в банкротство, а его срок в среднем составляет полгода, часть этих компаний в течение 2018 года будут признаны несостоятельными.

Это и не удивительно. Экономические факторы остаются неопределенными. Так, просроченная кредиторская задолженность российских предприятий и организаций в октябре 2017 года увеличилась на 8,7% по сравнению с сентябрем после снижения на 3,4% в сентябре и на 3,7% в августе, сообщал Росстат.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*