Главная » Бизнес » Давос-2018: съезд победителя

Давос-2018: съезд победителя


Москва. 27 января. INTERFAX.RU — Главным героем Всемирного экономического форума в Давосе Дональд Трамп стал еще в прошлом году, не покидая пределы американской столицы, где проходила тогда его инаугурация. Давос-2017 проходил под знаком «трампономики»: участники форума обсуждали, как стимулирующие меры Трампа повлияют на США и весь мир, и какие «черные лебеди» могут возникнуть на сцене усилиями харизматичного и непредсказуемого лидера.

Спустя год мировая экономика чувствует себя превосходно: если в минувшем январе Международный валютный фонд отмечал как достижение тот факт, что прогноз по росту глобального ВВП впервые за долгое время не пересмотрен в сторону снижения, то сейчас он и вовсе был повышен. Главе МВФ Кристин Лагард остается лишь предостерегать от эйфории — американские налоговые стимулы благоприятно сказываются на состоянии экономики в краткосрочной перспективе, но могут создать риски в будущем. Кроме того, растет проблема неравенства, а нехватка международного сотрудничества чревата геополитическими рисками со всеми их последствиями.

Американские президенты в Давос обычно не ездят, но Трамп решил сломать традицию и предъявить авторские права на новый виток роста мировой экономики в прямом диалоге с теми, кто ее олицетворяет. От обсуждения проблем за десятилетие, прошедшее с начала финансово-экономического кризиса, участники Давоса уже порядком подустали, и победительная речь Дональда Трампа полностью оправдала ожидания тех, кто хотел получить инъекцию оптимизма.

Так уж получилось, что и российская повестка Давоса — поневоле — приобрела американский акцент. За несколько дней до ожидаемой публикации в США зловещего «кремлевского доклада» большинство разговоров рано или поздно скатывались к теме санкций. Ее можно было бы отодвинуть на второй план, представив миру контуры экономической программы нового президентского срока, но чиновники откровенничать на эту тему явно не спешат, а Алексей Кудрин, чей статус позволяет обострять дискуссию по узловым проблемам, в Давос на этот раз приехать не смог.

Пятнадцать друзей Трампа

Визит американского президента перекроил всю повестку второй половины форума (четверг и пятница). Это сполна ощутила на себе российская делегация: сессия с участием ее руководителя, вице-премьера Аркадия Дворковича из-за встреч Трампа вынужденно сменила локацию, что вообще-то для Давоса редкость. Необычными были и меры безопасности перед речью Трампа: желающих попасть в зал встречало объявление о запрете проноса жидкостей, проход начинался и заканчивался заранее. Лидеров крупнейших европейских государств такие строгости в Давосе никогда не сопровождали.

Выступление американского президента проходило при полном аншлаге — более того, практически не было свободных мест в зале, где речь Трампа просто транслировалась на большом экране. Ажиотажем сопровождались и все перемещения президента: задолго до его ожидаемых появлений в открытых пространствах выстраивался живой коридор (состоящий далеко не только из журналистов) на ожидаемых маршрутах следования, участники форума заранее занимали и терпеливо удерживали позиции, с которых можно было снять видео из серии «Я видел Трампа».

Трамп имеет вполне четкое представление о том, кто именно ведет экономику США и всего мира в новую эру процветания: по крайней мере, отсчет по всем базовым пунктам он ведет от момента своего избрания президентом. «После многих лет стагнации, США вновь переживают сильный экономический рост. Фондовый рынок бьет один рекорд за другим, и прибавил более $7 трлн после моего избрания. Уровень доверия потребителей, бизнеса, промышленности находится на максимуме за десятилетия», — сказал Трамп. «С момента моего избрания мы создали 2,4 млн рабочих мест, и это число растет весьма значительно», — добавил он, при этом подчеркнул, что безработица среди афро-американцев и испаноговорящего населения упала до исторических минимумов. Спустя несколько минут, отвечая на вопросы основателя форума Клауса Шваба, Трамп еще раз повторил этот же тезис, добавив к достижениям первого года президентства еще и снижение безработицы среди женщин — видимо, чтобы перед лицом непростой аудитории Давоса разом опровергнуть все накопившиеся подозрения в дискриминации каких бы то ни было социальных групп.

Объяснить слушателям свою роль в нынешнем состоянии экономики Трамп решил при помощи беспроигрышного приема: использовав сослагательное наклонение. «Если бы противостоявшая мне (на президентских выборах — ИФ) партия выиграла, вместо роста почти на 50%, а фондовый рынок вырос почти на 50% с момента моего избрания, я думаю, рынок упал бы на те же 50%», — сказал он. Проверить эти слова невозможно, но крупный бизнес, как уверяет сам Трамп, верит его программе сокращения налогового и регулятивного (а о своей борьбе и избыточным регулированием президент говорил не меньше, чем о налогах) бремени.

«Минувшим вечером у меня был ужин с пятнадцатью лидерами промышленности. Ни с кем из них я не был знаком, но обо всех читал много лет. И это действительно невероятная группа людей. Но я думаю, что теперь у меня есть пятнадцать новых друзей», — заявил Трамп, поблагодарив Клауса Шваба за умение собирать людей такого калибра на ограниченном участке пространства. Впрочем, Трампу далеко до единодушной поддержки в среде CEO ведущих компаний мира: так, по данным источников Reuters, некоторые из числа приглашенных на встречу с президентом США участия в ней не приняли.

Те же, кто верит Трампу и его программе, вкладывают миллиарды долларов и создают рабочие места в США уже сейчас, рассказал президент. Сейчас лучшее время для инвестиций в США, а значит — и во всем мире, уверен Трамп. Экономический мост между Америкой и остальным миром был перекинут в его речи явно не случайно: Трамп повторил свой лозунг «America First», но при этом признал право других лидеров руководствоваться тем же принципом, подставляя название своей страны.

«Это был четкий фокус на смягчение тезиса «America First», он попытался сделать его более инклюзивным, ослабить изоляционистский посыл», — считает глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. По его мнению, Трамп уже думает о втором сроке, и заранее готовит ответ своим многочисленным критикам — ответ в виде сильной экономики: «Трамп предпринимает все усилия, чтобы избиратели увидели больший доход, именно это будет основой его переизбрания на следующий срок».

Были в речи Трампа и угрожающие ноты: он пообещал бороться с теми, кто нарушает принципы честной и свободной торговли, а также с энергетическим диктатом («ни одна страна не должна оказаться в заложниках у единственного поставщика энергии»). Правда, о каких именно «нарушителях» идет речь, Трамп не сказал.

Безумие и интеллект

Путь России от Давоса-2017 к Давосу-2018 — это отличная иллюстрация к словосочетанию «противоречивая картина». С одной стороны, год назад царил оптимизм относительно перспектив смягчения санкционного режима (а то и вовсе отмены санкций) — сегодня воспоминания об этом коротком периоде энтузиазма могут вызвать разве что нервный смех. С другой стороны, нефть перевалила за $70, ситуация с бюджетом вполне приемлемая, рейтинговые агентства улучшают прогнозы суверенного рейтинга. Где-тот посередине — экономика, которая растет, но робко, даже не достигая потолка возможностей, который определили ей эксперты в нынешнем состоянии, без серьезных структурных реформ. Понять, какие камни перевешивают — белые или черные — пока крайне сложно.

«В целом ситуация выглядит достаточно здоровой. Если говорить откровенно, мы сейчас находимся в ситуации, когда нет ни одного пузыря ни на одном рынке — ни на рынке недвижимости, ни на рынке ценных бумаг, нигде. Абсолютно стерильная ситуация. Мы готовы к тому, что вот-вот начнется серьезное движение прямых иностранных инвестиций», — с такой мотивационной риторикой обращался к аудитории Давоса год назад первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Трамп готов признавать, что у России есть свои интересы. Если говорить просто, с Клинтон (на посту президента США — ИФ) у нас не было бы больших шансов (на прогресс в двусторонних отношениях — ИФ), с Трампом — они у нас есть», — говорил, в свою очередь, глава ВТБ Андрей Костин.

Но политические вихри с тех пор унесли российско-американские отношения в такие края, где они не бывали очень давно. И тот же Андрей Костин не слишком выбирает выражения, называя потенциальные новые санкции США «безумием» и «экономической войной». Присутствию своей фамилии в «кремлевском списке» глава ВТБ, судя по его словам, не особо расстроится и точно не удивится.

«Я слишком стар, чтобы беспокоиться о себе. Но я, конечно, беспокоюсь о банке», — сказал Костин.

«Мы должны подождать, просто подождать. Минфин США обещал опубликовать документы на следующей неделе, поэтому нам просто нужно подождать и посмотреть. Мы не можем влиять на ситуацию, потому что эти санкции не являются результатом моей работы или моей деятельности. Я банкир, в моем банке хорошая банковская практика, я не нарушал никаких правил в Америке или в мире, и если меня наказывают, меня наказывают по определенным политическим причинам, потому что, я думаю, есть кто-то, кому не особенно нравится господин Трамп, и он пытается разыграть российскую карту против него», — заявил Костин.

Прямые инвестиции нерезидентов в небанковский сектор экономики РФ в 2017 году, по данным платежного баланса, упали к 2016 году на 25%, до $23,2 млрд. Роль санкционного фактора в такой динамике оценить цифрами сложно, но она точно есть. Даже такие преданные друзья России, как итальянский гигант Eni, вынуждены взвешивать каждый шаг: председатель совета директоров компании Эмма Марчегалья, выступая на российской сессии Давоса, несколько раз повторила, что компания должна на 100% соблюдать санкционный режим и будет это делать.

«На самом деле все уже запутались с тем, что происходит с санкциями. Важно, что российская делегация четко обозначила — санкции не воспрепятствуют росту российской экономики. Санкции висят общим фоном, но люди, которые уже имеют опыт инвестиций в России, продолжают это делать», — считает Кирилл Дмитриев из РФПИ.

Правда, от мировых темпов роста экономики Россия пока явно отстает, даже оптимистичный прогноз, озвученный главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным — 3-3,5% роста «через пару лет» — до глобального показателя недотягивает. Один из основных сдерживающих факторов, да и вообще ключевой для России вызов — демографическая проблема, считает министр. Но нет худа без добра: зато Россия может развивать и внедрять технологии искусственного интеллекта, не опасаясь того, что роботизация станет проблемой для рынка труда, как во многих других странах. «Для России это, наоборот, может быть решением в условиях демографической проблемы», — сказал Орешкин.

Впрочем, как минимум одно место у людей искусственный интеллект уже отнял — за столом рабочего завтрака Сбербанка в Давосе, где на правах полноправного участника расположился антропоморфный робот под названием «София». Общечеловеческий и интернациональный характер темы мероприятия не предусматривал разговора о структурных реформах в России. Появится ли готовность к их предметному обсуждению до Давоса-2019 — вопрос открытый, тем более, что по мнению большинства участников другого делового завтрака, проведенного на полях форума «ВТБ Капиталом», цены на нефть на протяжении года будут оставаться высокими. А дорогая нефть в России никогда не стимулировала интеллект, по крайней мере, человеческий.

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*